Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций: http://prazdniki.dolniy-lad.ru/kursy/ Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

Предпринимательство с чистыми помыслами

Андрей Барков

По образованию я — строитель. Имел строительную компанию в Сибири, лесом занимался, углём. Потом мы начали развивать наукоёмкие технологии в области полимеров, вели коммерческую деятельность. Но это направление я посчитал для себя неправильным и ушёл из него.

Сейчас в числе моих проектов — производство хлеба из цельного зерна биопшеницы, то есть выращенной по безпахотной технологии, без грамма пестицидов и химикатов, с внесением только органических удобрений, хлеба, который лечит. Такую биопшеницу мы сами выращиваем. Чтобы получить своё сырьё, коллективу агрокомплекса «Солнечный» (большинство работающих в нём — жители поселения Родовых поместий Синегорье) понадобилось несколько лет!

Следующий шаг — из этого же сырья запущен цех по производству вегетарианской колбасы (чистый пшеничный белок, без ГМО). Уникальная отечественная технология. Продукт, а это более десяти наименований, высоко оценен в Германии (с их-то педантичностью и требованиям к стандартам!). Ежемесячная прибыль от реализации продукции «Солнечного» составляет два миллиона рублей. Продукция агрокомплекса теперь поставляется в супермаркеты Краснодарского края, успешно завершились переговоры с предприятиями торговли в Москве.

Большинство высококлассного, не несущего энергии насилия продукта идёт нашим соотечественникам через создаваемую торговую сеть (чтобы на этом могли заработать единомышленники). Вся продукция выходит под торговым знаком «Ведрусса», который получил доверие у потребителей и сам по себе уже приносит прибыль. От дохода с торгового знака инвестировано около 350 тысяч рублей в строительство Центра Родового Творчества поселения Синегорье. Вот пример того, как может работать аккумулированный интеллект поселенцев.

Кроме того, вегетарианство значительно снижает нагрузку на Матушку Землю. Убиение братьев наших меньших вредит во многих аспектах, при этом производство мясных продуктов не выгодно экономически. Выпуская вегетарианскую колбасу, мы убедились, что из двух килограммов пшеницы получается чуть меньше одного килограмма такой колбасы. Сравните: для получения 1 кг мяса необходимо затратить 30 кг пшеницы, что влечёт в десятки раз большую нагрузку на природу…

Как это развернётся к нам в будущем? Очень просто! Мы же участвуем в формировании направлений своей деятельности: поселениями будем производить продукты, усиливающие новую экономику, Живую Экономику Землян. При их реализации будет меньше разрушения, негативных энергий, больше экономии (той же электроэнергии, к примеру).

Всем известно такое понятие, как продовольственная безопасность страны. Правительство озабочено проблемами сельского хозяйства, но все законодательные программы не реализуются, и, соответственно, изменений нет. Они появятся тогда, когда люди вернутся к земле. Земля без человека ничего не даёт.

Когда я был в Индии, общался с нашим гидом на эту тему. Он сказал, что шансы у мира очень низкие в отношении избавления от модифицированных продуктов. То есть ГМО — это проблема, которую миру предстоит решать. И сделать это очень трудно, потому что такие продукты распространяются очень быстро. Экономический эффект от применения ГМО в два раза больше. С материальной направленностью цивилизации такое производство очень быстро распространяется. Те же куриные ножки, окорочка, — это же всё генная инженерия. Дело в том, что сами по себе ГМО — большая беда для человечества, потому что, если люди будут ими питаться, то их третье поколение станет вымирать. Это научно доказано, это сегодня общеизвестный факт. Поэтому многие страны с этим борются.

А у России есть уникальный опыт: сами семьи себя обеспечивают на 70% растительной пищей с дач. Есть у нас такое особое явление, как дачники. Кто такой дачник? Это человек, который отработал рабочее время где-то и в свободные часы на своём участке отдыхает и выращивает себе продукты питания на зиму. В нашей в стране таких людей около 40 миллионов, так как дачных участков, по статистике, именно столько. И у всех, в основном, свои семена.

Как распространять экологически чистые продукты для горожан — это серьёзный вопрос. Как я уже сказал, у нас 40 млн. семей, которые выращивают экологически чистые продукты на своих дачах и их употребляют. (Ни в Европе, ни в Америке такого нет, чтобы треть населения выращивала экологически чистые продукты. А вот в Индии есть, там всё экологически чистое.) Но люди, которые сегодня живут в городах, попадаются на удочку: они чувствуют, что продукт хороший, но слышали, что под этой маркой выпускают товары, запрещённые на Западе. И не покупают их. Поэтому у нас этот рынок только начинает развиваться.

Но рынок органических продуктов имеет большие перспективы. Россия — богатая страна. И то, что мы не умеем пользоваться своими уникальными ресурсами, не означает, что мы никогда не научимся этому. Мы уже учимся! В своём Синегорье мы создали артель. Чем это лучше, чем личное, индивидуальное, предпринимательство? Есть и плюсы, и минусы.

Реально, на мой взгляд, именно для жителей Родовых поместий, есть только два пути: индивидуальное предпринимательство (в том числе личное подсобное хозяйство, — оно никак не обозначается перед государством, продукция не облагается налогом). Подскажу: для того чтобы торговать от имени ЛПХ, можно нескольким селянам объединиться и дать доверенность на представительство одному из них. Мы это обкатали, и это реально работает…

В поселении нужна такая форма хозяйствования, которая помогла бы сделать прозрачной всю структуру экономики предприятия. Чтобы исключить ситуацию: хозяин (совет директоров или иная группа людей) хочет себе больше прибыли, а наёмный хочет себе больше зарплаты. Эту точку конфликта нужно как-то стереть… Более удобная и жизненная, на наш взгляд, форма — это кооператив или артель. Преимущества: коллективный труд — все равны, но каждый выполняет свою задачу. Есть возможность быть инвестором, делать вклады и получать прозрачный доход. Можно объединиться и для сбыта продукции… Есть льгота по налогообложению. Удобная форма оплаты труда: можно оплачивать сезонные, временные работы, что в других формах сложно легализовать.

При этом — низкая степень зависимости от колебаний экономики. Некое постоянство заключается в том, что, создавая такой коллективный способ хозяйствования, мы закладываем и укрепляем в поселении преемственность и наследственность. В разных жизненных ситуациях человек и семья застрахованы коллективной поддержкой.

В кооперативную форму — артель — можно объединяться, когда это реально необходимо. Главное, что сплачивает, — это прозрачность: те, кто работает, те и управляют бюджетом предприятия. Самое главное — накопления не уходят куда-то и кому-то, а остаются внутри. У нашей артели «Синегорье» около двух десятков коров, десять телят, десять лошадей… Гостиница, начинаем внедрять экотуризм… Занимаемся в своём регионе доставкой продуктов на дом и готовы покупать у стабильных производителей других регионов экологические продукты. Таков наш опыт отношений… Я бы не сказал, что он идеальный, но это уже путь…

Все мои достижения к настоящему времени — это некий класс академии или даже школы. То есть эти успехи, с одной стороны, являются моими достижениями — я же мужчина, но, с другой, — хочется сделать что-то такое, что было бы оценено моей душой. А для этого надо разобраться, чему и какие оценки даёт душа. Например, мой сегодняшний бизнес, который я перестроил с моими партнёрами за это время.

Каждый человек для достижения счастья должен научиться пользоваться своими собственными ресурсами, Богом данными возможностями. Кому-то это даётся проще, кому-то сложнее. Чем глубже я изучаю ведическую культуру, тем чаще сомневаюсь в правильности того, как я распорядился ресурсами, которые мне достались в принципе легко? Но… не стоит жалеть о том, что уже сделал. Я просто думаю о том, для чего мне это было дано: в этой жизни именно такие возможности. А как я ими распорядился? Вижу, что очень часто использовал их не так, как следовало бы. Теперь я могу только перенаправить имеющиеся у меня возможности.

Каждому дается своё: одному больше в одной сфере жизни, кому-то — в другой. Например, мы сейчас создаём поселение Родовых поместий, и я фактически заново изучаю, как мне обустраивать своё поместье. Многие менее обеспеченные люди со мной делятся знаниями, которых у них в десятки раз больше. И с этой точки зрения они более успешны.

Теперь я понимаю: если данные человеку возможности используются неправильно, только для себя, они быстро заканчиваются. Об этом говорят ведические знания, и я вижу подтверждение этому в жизни. И если говорить о главном принципе жизни, для меня это — порядочные отношения.

Деловые партнёры часто упрекают меня в том, что я очень доверчивый человек. И это часто подтверждается на практике: моя доверчивость, бывает, оборачивается против меня, то есть люди этим пользуются. Но при этом я не перестаю быть таким. И считаю, что это правильно. Потому что человек, в частности предприниматель, который делает что-то для людей, при этом им же не доверяет, он ополчается на всех, у него появляется своя «армия» в мыслях и в деле. Получается, он занимает оборону и постоянно находится в состоянии войны.

Что касается ведической философии, ведической культуры… я давно ими интересуюсь. Для меня это вроде бы давно, хотя для моего возраста, наверное, недавно. В том году мне исполнилось 50 лет. В своё время, лет 13 назад, я начал изучать книги Владимира Мегре серии «Звенящие кедры России». Главная героиня книг Анастасия называет Иисуса и Кришну братьями. Она ссылается на санскрит. Не просто ссылается, она даёт пояснения, что это за язык. И это всё — ведическая культура.

Поэтому я и стал изучать эту культуру. Я познакомился со многими людьми. С Олегом Геннадьевичем Торсуновым мы сейчас плотно взаимодействуем, у нас совместный проект. С руководителями проекта «Психология Третьего Тысячелетия» наша семья ездила на «Источники Жизни» (горная экспедиция — фестиваль). Нам очень понравилось. В людях, которые следуют ведическим традициям, я вижу сильный потенциал.

Меня очень вдохновляет, что они проповедуют принцип ненасилия по отношению к животным. Для меня это очень важно, потому что я даже до знакомства с ведической культурой уже следовал этим принципам сам. И сегодняшняя моя деятельность, связанная с выпуском вегетарианской продукции, которой нет пока аналогов в мире, отвечает этим принципам.

Кроме того, озвученная Анастасией идея о жизни на земле, в Родовом поместье, площадь которого не менее одного гектара, меня очень вдохновила. Я почувствовал глубину этой идеи и потом увидел на практике, что значит для человека жизнь на земле. Я сам живу на земле, в Родовом поместье, уже три года. Наше поселение Синегорье — на 274 семьи, где-то около сорока из них живут на земле постоянно (http://vedrussa.ru, http://vedrussa.info).

И не просто на земле, а на гектаре земли. Гектар — это молекула пространства. То есть на меньшей территории всё болеет. И когда человек находится на такой площади — 1 гектар, для его собственной жизнедеятельности достаточно не более 5% площади (даже максимум 5%), а всё остальное — сама природа, которая успевает восстанавливаться.

Поскольку сегодня в той же России население живёт концентрированно, в городах, а земли очень много, получается, что она — брошенная. А города — это фактически десятки тысяч квадратных километров просто бетона. Парки, которые там есть, это, конечно, отдушина, но в целом такая потребительская жизнь общества не приводит к гармонии.

Должен быть какой-то выход. Мы однажды рассчитывали и пришли к выводу, что довольно легко желающим людям можно расселиться, и не просто на земле, а на тех территориях, которые не представляют промышленного интереса для государства — так называемые земли-неудобицы, то есть те земли, которые промышленным способом невыгодно обрабатывать. Таких земель в нашей стране в процентном соотношении к площадям сельхозугодий достаточно, чтобы расселить всех желающих жить на земле.

А желающих, на самом деле, — большое количество. В России на сегодняшний день создаётся около тысячи таких поселений, как наше Синегорье. Оно считается самым крупным в Краснодарском крае. Желающих же жить на земле, в своём Родовом поместье, на пространстве не менее гектара, — миллионы.

Поддержки таким людям со стороны государства пока нет, хотя эти вопросы властями, по крайней мере на региональном уровне, уже замечены. Например, в Белгородской области и в Брянской уже вышел закон о Родовых поместьях. Там реально власть пошла навстречу людям: даёт землю и возможность жить человеку на ней. Когда люди приходят к таким изменениям в своей жизни, это же чем-то обусловлено!

Сегодня представление горожанина о селе — что человек здесь не живёт, а выживает, что деревня — это убогость, неуспешная жизнь. Такое представление должно поменяться. У нас в фильмах-то (кроме нескольких советских, прославляющих деревню) показывают деревню унылую, где живёт беспробудный алкоголик какой-нибудь, у которого дом сгорел, а семья бедствует, и т. д., и т. п. И когда человек всё это видит, он, конечно, понимает, что жить на земле очень тяжело.

Мне часто приходится беседовать на эту тему, и большинство тех, с кем я разговариваю, не просто боятся жить на земле, а видят в этом испытание. И вроде бы им интересно, но вместе с тем в их жизни как бы уже всё сложилось, живут в квартире, кто-то в своём доме…

Для того чтобы переехать в чистое поле на гектар земли, нужно очень большое вдохновение. Чтобы потом жить в созданном тобой пространство взаимодействовать с растительным и животным миром, чтобы восстановить род, «позвать в рождение» своих предков, которые ещё должны воплотиться на этой земле, здесь, вот в этом пространстве. Посадить в честь прадеда, мамы и папы деревья и сказать: «Вот, вы здесь будете воплощаться, рождаться, здесь будет наш род». И восстановить традиции.

И если, скажем, 20 лет назад идея жить в поместье была фантасмагорией, потому что нужно было думать, как электричество проводить, то сейчас этот вопрос решается достаточно просто. Теперь есть много автономных систем. Например, у меня в поместье всё полностью автономное: электричество (солнечная батарея), канализация вечная — из неё вытекает чистая вода, всё само по себе отрабатывается, вода подаётся в кран из родника. И это всё — как замкнутый цикл. Сегодня такое технически возможно. И человек в поместье будет жить не менее благоустроенно, чем тот, который находится в городе. Скорее, наоборот. Потому что внутренний потенциал, внутренние возможности будут развиваться лучше в таком чистом пространстве.

Образ, который создала Анастасия, очень заманчив для людей. Просто так человека с места поднять тяжело, он должен испытать потрясение, чтобы начать менять то, что у него вроде бы неплохо на сегодняшний день: работа, квартира, еда и так далее. А он вдруг решил всё менять! Это же не случайно происходит.

Опять-таки, мой собственный пример. Как раз в тот момент, когда, по моим понятиям, у меня всё было нормально, я чувствовал: что-то не так. Проявлялся материальный принцип: бесконечно хочется ещё и ещё. Я видел, как во мне растёт жадность ко всему, и ей не было конца. Я не мог так реализовываться. Если я не вижу конца, то должен фактически воевать со всем миром. Какая у меня цель? Делать деньги ради денег?

Я пытался создать бизнес с человеческим лицом. Будучи воспитанным советской системой, я прибрел определённые качества характера, и всю жизнь по мере сил помогал людям. И при этом задумывался: а что дальше? Что будут делать мои дети? Мне хотелось понять, а что будет со мной после смерти? И на эти вопросы мне начали приходить ответы. Достигнуть чего-то в обществе, создать материальный достаток — это, в принципе, нормально для человека, но это и не трудно. Для меня не трудно было. Но когда человек идёт к этому всю жизнь, это его цель, и вдруг получается, что он шёл не к тому… Для таких людей это трагедия в конце жизни.

Я опять возвращаюсь к теме смены образа жизни и моего переезда в поместье. Как растут дети в богатых семьях? Очень часто они не знают цены этого мира. Поэтому материальные ценности, дорогой хороший дом могут и не считать достижением. Если то, что ты оставляешь, переходит людям, — это достижение! А если всё потом начинают ломать? Вряд ли это можно назвать достижением. С этой точки зрения, Родовое поместье помогает сохранять традиции.

Поэтому я предлагаю сегодня молодым людям объединяться для создания общин, для совместного проживания на земле. Тем более, для мужчин это будет повод «посадить дерево, построить дом, родить и воспитать сына». Это русская мудрость, которую никто никогда не отменял. Таким образом, будет крепкая семья. У меня семья, трое детей, два внука.

Но я не думаю, что реализовался полностью. В последнее время на основании тех знаний, которые я получил, понял, что реализация человека в моём возрасте только начинается. Есть такая поговорка: «До ста расти». То есть можно по-разному воспринимать жизнь до старости. Всегда есть возможность учиться…

 

© Андрей Барков

Written by Барков Андрей on Август 23rd, 2012. Posted in Статьи

Tags: , , , ,

Trackback from your site.

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: