Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций: http://prazdniki.dolniy-lad.ru/kursy/ Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

К ВОПРОСУ ОБ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ СВ. ЕВАНГЕЛИСТА ЛУКИ

К ВОПРОСУ ОБ ЭТНИЧЕСКОЙ ПРИНАДЛЕЖНОСТИ СВ. ЕВАНГЕЛИСТА ЛУКИ  Святая Церковь искони допускает, что «Деяния Апостолов» и третье[1]Евангелие были составлены и написаны одним автором, а именно Св. Апостолом Лукой.

Легко заметить, что «Деяния Апостолов» (далее «Деяния») являются, по своему содержанию, продолжением третьего Евангелия (т.е. Евангелия Луки).

И третье Евангелие и «Деяния» представляют труд, прекрасно редактированный, продуманный, даже художественный, написанный несомненно одной и тою же рукою по определенному плану.

Существует мнение, что автор этих двух произведений – спутник Св. Ап. Павла, сопровождавший его во многих путешествиях. Развернутая аргументация в пользу такого мнения приводится в книге «Апостолы» французского исследователя Эрнеста Ренана. 

Самого Ренана Римская Католическая церковь объявила еретиком, хотя всю свою жизнь он (по его мнению) боролся с вульгарным материализмом, в защиту духовных ценностей христианства.

Согласно историческим рукописям и преданиям, автором этих двух произведений является Лука или Лукан (как его именует в своем произведении Ренан).

В то же время имя Луки, как имя спутника Св. Ап. Павла, мы встречаем в послании к Колоссянам, к Филимону, и во втором послании к Тимофею. Писания эти относятся к первому веку и этого, возможно, достаточно, чтобы можно было их использовать для доказательства того постулата, что среди соратников Павла был Лука.

Интересно отметить, что в своей книге Ренан именует колоссян – колоссаями, т.е. называет произведение «Послание к Колоссаям».

Согласно историческим документам Колоссай был легендарный вождь скифского народа. Историкам хорошо известны мифы о Колоссае (или Колоксае) и его сынах.

Нельзя исключать, что, настаивая на написании «Колоссаи», Ренан желал подчеркнуть этническую принадлежность Колоссян-Колоссаев. (Употребляемое Ренаном же написание «Лукан» перекликается со славяно-скифским «Полкан») Ведь доказал же Василий Татищев еще за век до Ренана, что Галаты, которым адресовано другое апостольское послание, есть не кто иные, как славянское племя Голяд.

Ренан об этих изысканиях Татищева не упоминает. Но пишет следующее. «Истинным сокровищем для нас является послание к Галатам, в нем ключ, открывающий все; свидетельство, которое должно убедить самые скептические умы в реальности явлений, в существовании которых можно было сомневаться». То есть мы видим вновь акцентированное внимание именно первохристианам-славянам.

Что говорит Ренан о Луке?

Ренан предполагает, что послание к Тимофею писало одно лицо, а послания к Колоссянам и Филлимону писало другое лицо. Если предположить что послания были написаны разными авторами, среди которых могли быть и т.н. «фабрикаторы», которые наделили Св. Ап. Павла предполагаемым спутником, то само собой разумеется, что все т.н. «фабрикаторы» не могли сойтись единогласно на одном имени предполагаемого спутника Св. Павла: на имени Луки.

По этому поводу, пишет Ренан, есть два соображения.

Во-первых, имя Луки или Лукана – имя редкое среди первых христиан, и трудно допустить, чтоб тут могли смешать носителей тождественных имен.

Во-вторых, Лука посланий не пользовался никакой известностью. Написать известное имя в заголовке писания, как это сделано во втором послании Петра, и по всей вероятности в посланиях Св. Павла к Титу и Тимофею, не заключало в себе ничего, что противоречило бы нравам эпохи. Но написать в заголовке ложное и притом безвестное имя не было никаких резонов. Трех приведенных мест из Посланий явно недостаточно, чтобы прибегать к Луке, как общепризнанному авторитету.

Само имя Луки или Лукана, а также профессия врача, которой владел сподвижник Св. Ап. Павла, носивший это имя, хорошо согласуются с имеющимися в обеих книгах указаниями на их автора.

Согласно Ренану, автор третьего Евангелия и «Деяний Апостолов» был македонянин или филиппиец, вероятно из Филипп, римской колонии, где господствовал латинский язык. Почти все надписи там латинские, равно как и в Неаполисе (Cavala), в гавани Филипп.

Согласно многим авторам (Плиний, Катон, Ливий, Грамматик, Фадей Воланский, Ломоносов, Тредиаковский, Классен и мн. другим), Неаполис (или Ново град) был построен венедами (венетами или енетами), племенем Русова корня, которые, выйдя из Пафлагонии и Трои, заселили побережье Средиземного моря, в том числе и Адриатическое.

Мало того, согласно Ренану, автор третьего Евангелия и «Деяний» недостаточно знаком с еврейством и палестинскими делами и почти не знает еврейского языка. Но он в курсе идей «языческого» мира и владеет греческим.

Труд был написан далеко от Иудеи для людей, которые плохо знали ее географию, которым было мало дела и до раввинской науки, и до еврейских имен.

По поводу последнего заключения Ренан говорит, что имя Анны, которое знает только Лука, очень подозрительно. Сомнительно, чтобы мужскому имени Иоанн в то время было соответствующее женское имя (см. Лука I, 26; сравните с Мат. I, 21).

Необходимо отметить, что Ренан отмечает тот факт, что Св. Ап. Лука в «Деяниях» избегает всего того, что могло бы оскорбить римлян. Он охотно говорит о благосклонности римских чиновников к «новой вере», иногда даже об их обращении в христианство (Центурион Корнилий, проконсул Сергий Павел и др.), во всяком случае, останавливается на том, как они защищали эту «христианскую секту» против евреев.

И в самом деле, дух книги соответствует эпохе первых Флавиев. Отдельные лица из семейства Флавиев были христианами.

Далее Ренан задает вопрос, не был ли Лука знаком с Флавием Клеменсом, не принадлежал ли он к его фамилии (Согласно ряду авторов, родоначальники Флавиев были русинами).

Далее по Ренану, главная идея Св. Ап. Луки заключается в том, что народы, свободно следуя своему влечению, принимали христианскую проповедь, но раввины и еврейская аристократия всегда стремились помешать этому.

Слово «еврей» всегда употребляется у него в обидном смысле и как синоним врага христиан. (То же самое отмечает Ренан и в отношении четвертого Евангелия, которое также было редактировано за пределами Сирии). Напротив, Лука весьма благосклонен к самаритянам, с которыми евреи «не сообщаются» и расходятся по вопросам веры.

Далее Ренан пишет, что преобладающая черта «Деяний», как и 3-го Евангелия, – это кроткое благочестие, живая симпатия к «язычникам», примирительный дух, склонность к сверхъестественному, любовь к «малым и смиренным», уверенность, что народы по природе склонны к христианству, а также сильное тяготение к общинной жизни.

В Евангелии от Св. Ап. Луки факты окрашены в определенный цвет сообразно личным взглядам автора, и священные легенды переплетаются с достоверными сведениями. Все события у Ап. Луки происходят при необыкновенной обстановке среди моря чудес. (Следует помнить, что автор пишет полвека спустя после событий, вдали от страны, где они происходили, о фактах, которых он не видел, ровно как и его учитель, по преданиям, отчасти фантастического характера, отчасти искаженным). Одно из излюбленных положений Св. Ап. Луки это законность призвания «язычников» и божественное установление иерархии.

Трудно не заметить во всем, перечисленном выше, мотивов, перекликающихся с мифами, притчами-сказками, старинами, былинами славяно-скифов.

Таким образом, этимология имени «Лука» как уменьшительного от славяно-скифского «Лукослав», которую можно встретить в ряде работ Лады Виольевой и Дмитрия Логинова, опирается на весьма серьезные основания.

Косвенным свидетельством в пользу такой этимологии можно рассматривать и сведения, содержащиеся в знаменитой рукописи «Оповедь». Она рассказывает, как Св. Апостол Андрей, крестя Русь (Великую Скифию) проходил землями «голяд, косог, родуен, скеф, скиф и словен, смежных лугами» и достиг Смоленска и Славянска Великого. Так вот, «Оповедь» называет имена учеников Первозванного Апостола Христа, которые сопровождали его в подвижническом странствии по землям нашего Отечества: «Лука, Сила, Фирс». Если два последние имени – типичные славянские (Фирс – было распространенным у славянского племени агафирсов, относимого археологами к сколото-фракийской культуре), то таковым же является, скорее всего, и первое.

—————————————————-

[1] Евангелие от Луки есть, можно сказать, трижды третье: третье из четырех канонических, третье из трех синоптических, третье из 27 книг Нового завета. Евангелие от Луки – единственное, которое безоговорочно признавал Маркион, пламенный последователь Христа, но великий скептик, подозревавший повсюду евионитские (то есть проиудейские) позднейшие еретические вставки.

© Андрей Долгин, 2011

© Институт богословия РСТ СВА, 2011

Written by Долгин Андрей on Ноябрь 16th, 2011. Posted in Статьи

Tags: , , , , , ,

Trackback from your site.

Comments (1)

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: