Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций. Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

Разбудившие Бога

© Дмитрий Логинов

В Евангелии от Марка рассказывает об усмирении бури на море глава четвертая:

35 Вечером того дня сказал им: переправимся на ту сторону.

36 И они, отпустив народ, взяли Его с собой, как Он был в лодке; с Ним были и другие лодки.

37 И поднялась великая буря; волны били в лодку, так что она уже наполнялась водой.

38 А Он спал на корме на возглавии. Его будят и говорят Ему: Учитель! неужели Тебе нужды нет, что мы погибаем?

39 И, встав, Он запретил ветру и сказал морю: умолкни, перестань. И ветер утих, и сделалась великая тишина.

40 И сказал им: что вы так боязливы? как у вас нет веры?

41 И убоялись великим страхом и говорили между собой: кто же Это, что и ветер и море повинуются Ему?

(Мк 4: 35—41)

Об этом чуде беседовал со мной мой Учитель Тихон Арконов.

Чудо об укрощении бури есть море целое переносных смыслов! — говорил он. — Однако есть и прямой. Очевидное: Богочеловек являет могущество, для человеков немыслимое! И сразу тем обнаруживается божественная природа Его пред взором учеников. Ведь грозные стихии слушаются Его! А не могут они ослушаться Кого лишь?

Ты прав. Не о том ли сказано: «Въ началѣ бѣ Слово… и вся тѣмъ быша, и ничтоже безъ Него бысть, еже бысть». (В начале было Слово… все чрез Него начало быть, и без Него ничто не начало быть, что начало быть», Ин 1:1—3). Стихии бы без Него не начали быть. Как и духи стихий… Гиперборейская философия дополняет, к слову: а без Него ничего бы и не ПРОДОЛЖАЛО быть из того, что когда-либо стало быть! Вот и не могут стихии не слушать Слово, которое стало плотью.

Нетрудно вообразить, сколь сильное впечатление усмирение бури произвело на учеников Христа. Ведь видели они что? По плоти вроде бы — человек. А говорит Он стихиям: УТИХНИ! — и утихают!..

Но это лишь прямой смысл. А есть еще переносный, что значим никак не меньше.

В развертывании действа, приведшего к совершению чуда Первого сердцевинной дюжины, иносказание так и чувствуется! Только представь себе: удар ветра!.. волны швыряют лодку!.. да вот уже и захлестывают почти, а Он — спит?!

Расклад подобный напоминает что?

Вот именно, что завязку притчи.

Не в смысле, будто рассказ о чуде лишь аллегория. Написанное в Евангелиях передает в точности, как было на самом деле.

Однако нельзя забывать и то, что Писание боговдохновенно. Поэтому его лад: не только передать ход событий, но также явить и знаковый, символьный, сокровенный произшедшего ход… Уровень смысловой такой, например:

• Кораблик еще плывет, но спит Капитан его… то есть: ВО ЧЕЛОВЕЦЕХ задремал Бог. (Все внешнее — проекция внутреннего, как учит о том неустанно гиперборейская философия.)

• На возвышении задремал, на корме… то есть: хоть и опочил Он во человецех пока, но человеки-то эти всё еще разумеют: Бог выше обыденного течения нашего человеческого и Он — Кормчий.

И все-таки маловерие, видимо, тут уже поднимало голову. Иначе не упрекнул бы Христос учеников после, говоря им: «где вера ваша?»

Чем-то пошатнулась она у них… А вот почему пошатнулась? Евангелия о том умалчивают и остается только гадать.

Возможно, что перед плаванием сделал Учитель что-то «предосудительное» — с их, то есть, человеческой точки зрения. Вот и ослабла тем в Него вера их. Ослабнув, однако не расточившись вовсе.

Нередко выпадает расклад подобный, надо сказать, по ходу живого течения взаимодействий ученика и Учителя. Невозможен он только в случаях, в каких ученик — уходит. А случаев таких два:

• Если расточается вовсе вера ученика в Учителя — ученик уходит поэтому.

• А если вдруг утвердилась и не ослабевает более вера ученика в Учителя — то есть не покажется если ученику никогда уже достойное недостойным (перестал человеческой меркой мерить божественное) — тогда… такому зачем же и продолжать учиться: вот, научился уже! и Учитель с благословением отпускает, и ученик уходит поэтому.

Что есть пребывание ученика с Учителем? А путь это есть ученический от маловерия к твердой вере. Последовательное, осознанное и чаемое становленье ученика… апостолом.

И совершается такой путь не столько по прямой восходящей, сколько… по синусоиде. Хоть и по синусоиде восходящей же! Которая только в конце концов перейдет в прямую. А то и даже — в ПАРАБОЛУ.

Все внешнее представляет лишь проекцию внутреннего. Поэтому в любой момент своей жизни всякий такого бога имеет, какого он сейчас и заслуживает. Или, сказать точнее: в той мере открывается тебе Бог, какую ты сейчас и заслуживаешь по крепости твоей в Него ВЕРЫ.

Сопоставляя три описания, наличествующие в Евангелиях, можно видеть, что наиболее наблюдателен и сметлив — Лука. Евангелистом этим подчеркнуто: сначала засыпает Христос у них (в них!), а вот уже потом только-то и буря разыгрывается. А не наоборот. Вот и сообрази, что есть причина тут, а что следствие.

Усыпание (остужение) веры в нас постоянно пытается навести недремлющий демон маловерия. Он вроде как не очень опасен, и многие о таком думают: бесы и пострашней бывают.

Однако все же он демон есть, а не просто бес! Его влияние усыпать заставляет у тебя в душе образ Бога как, именно, Бога истинного.

И делаешься ты тогда маловером, то есть подобным… деистам. Деист есть что? — а это как бы «среднее арифметическое» меж атеистом (неверующим) и верующим. Деисты снисходительно позволяют: о да, этот мир создал Бог; но тут же и добавляют, что после творения мира Он, якобы, удалился куда-то далече, чтоб тут ни во что не вмешиваться.

Но Мейстер Экхарт (опытнейший богослов, православный по сути богословия своего, хоть и слова-то «православие», может быть, не узнавший) вразумляет подобных фразой: «Я знаю человека, который ведает: Бог точно так же продолжает мир сей творить и сейчас, как делал Он это в знаменитые первые Семь Дней; причем творение мира нынешнее представляет собой то в точности, что происходило в Семь Дней, воспетые Библией» (Экхарт М., Духовные проповеди).

Итак, вот главное о стихе, повествующем о чуде 13: Христос опочил тогда в душах их! Ученики перестали видеть Учителя в ПОЛНОТЕ совершенства славы Его. (Архангел именем Люцифер сделался Сатаной потому, что перестал видеть Бога в полноте совершенства Всевышней сути Его. Только Люцифер не временно перестал Его видеть в полноте, а перестал навсегда. Бог стал представляться ему чем-то лишь вроде архангела Михаила. Восстав, Сатана был удивлен легкостью, с какой Михаил низверг его с небес в ад!)

То есть уснул тогда в душах учеников Христа — образ истинного Его. А уж как только почил в душе каждого из них образ Этот, вовне немедленно и увидели самого Его — СПЯЩИМ. Ни парус хлопающий не будит Бога, ни ветер и ни хладные брызги, в лицо летящие. Ни волны, заливающие уже всю лодку. Ни вообще какие-либо события внешние.

Вопрос: почему ж не проснется Он? Ответ: внутрь себя посмотри в ситуации такой! Вопроси СЕБЯ: почему не просыпается во мне Бог?

Похоже, что среди учеников Его и вопросил сие тогда кто-то. Иначе б ведь и не воззвали к Нему. Точнее: не порадели бы ТАК воззвать, чтобы и обращением уже самим засвидетельствовать: кончается маловерие наше! Призываем Тебя сейчас как вот, именно, понимаемого в полноте славы Твоей. Хоть и представления разные тогда еще у них были, ЧТО есть она — полнота-то славы Его. Смотри различные описания их воззваний:

— Наставник! (у одного)

— Учитель! (у другого)

— Господин! (у третьего)

А Иоанн, ученик любимый, наверное бы воззвал просто:

— Боже!

Но не воззвал. И даже он описания чуда этого… не оставил.

А почему не оставил? Неужто не было Иоанна в лодке тогда?

Едва ли. Скорее там он и находился вместе со всеми учениками, но только… не СПАЛ для Иоанна Христос!

Все прочие увидели Учителя спящим, но для любимого своего ученика Христос бодрствовал.

Как может такое быть? Один из присутствующих в лодке видит бодрствующим Того, что прочими воспринимается всеми как спящий сном беспробудным?!

Но вспомним ключевое положение гиперборейской философии: все внешнее — проекция внутреннего. Не потому ли разные люди видят одно и то же слегка по-разному?

А бывает и не слегка. Случаются вообще контрастные представления об одном и том же. И вероятность подобного возрастает разы в присутствии Бога живого. Ибо сие Присутствие… мир внутренний человека как бы… наводит на резкость.

Такое справедливо сказать и не только в отношении отдельного человека, но и целых народов. Христос был разным для различных племен:

• «для иудеев Соблазн, а

• для эллинов Безумие» (1Кор 1:23), а

• для колоссян (потомков скифского царя Колоксая) был Он Тайна и Упование, «которым благоволил Бог показать, какое богатство славы в Тайне сей… которая есть Христос в вас, Упование славы, Которого мы проповедуем» (Послание к Колоссянам 1:27).

То-то и нашел в конце первого века св. Климент Римский (коего величит Голубиная книга), в Тавриду сосланный, там тавроскифов (тавров) либо уже крещеными, либо крещение от него с радостью принимающими!

Разные видят разным одно и то же. Это наблюдается при жизни земной, а в загробной весьма усиливается. Сведенборг, признанный духовидец средневековья, автор трактатов «Гиперборейский Дедал» и «Тайны небесные», писал:

«Адовы круги рознятся не пространственным положением, а только лишь восприятием. Луч рая достигает и в ад, проходя сквозь крошечные отверстия, какие оставляет ему сей мир, и в преисподней воспринимают его по-разному. Грешившие не особенно тяжело — притекают в эти высвечиваемые места как в убежище светлое от их мук. Но тяжело согрешившие видят эти же световые пятна как… лужи нечистот, и не обращают на них, потому, внимания». (Сведенборг, Arcana Coelestia)

Но возвратимся к первому чуду срединной дюжины. Для Иоанна Христос — НЕ СПАЛ. Поскольку не усыпало в Иоанновом сердце верное о Христе ведение. Любимый ученик постиг СУТЬ Учителя своего. То есть Единосущность Его Отцу — Всевышнему Богу. Поэтому ничто не могло показаться Иоанну в действиях Учителя чем-либо недолжным. Христос не усыпал в душе Иоанновой. Во ВНУТРЕННЕМ его — Христос бодрствовал. А внешнее всегда представляет лишь проекцию внутреннего.

Поэтому не находим у Иоанна даже и описания сего чуда. Вкруг лодки остальных бушевала буря и Бог в ней спал. А Иоаннова лодка шла по тихой воде и Бог бодрствовал. А ведь Иоанн и другие плыли притом в ОДНОЙ лодке! Не большее ли сие чудо, чем даже усмирение бури? Богу возможно всё.

Не потому ли как раз и был Иоанн ЛЮБИМЫМ учеником Христа? Любимчиков-то конечно у Бога нет, но скажи: что больше всего ЛЮБЕЗНО в ученике Учителю? Верно: сей навык ученика видеть внутренним, умным оком! Антиповерхностность восприятия — владение глубиною, СУТЬЮ.

Хоть сутью излагаемого Учителем, хоть сутью им делаемого. Или не-делаемого. Владение такое и позволяет лишь за любым обстоятельством не переставать видеть Учителя своего суть истинную. Которая не меняется. Вот эта… героическая способность ученика к обучению глубинному — она-то и люба Богу.

Не было тогда ветра? Да, не было. Но только для Иоанна! Только для него и не было тогда ветра. Не ширились бурь-волнения. Зачем человеку опять проходить все то, что как-то уже прошел? А этот молодой человек (Иоанн был из апостолов наиболее молод) прошел уже к тому времени тот урок.

Вот и скользила лодия Иоанна по ТИХОЙ себе воде… тогда как она же была для других учеников зыблема неистовой бурей! Вот и не описал Иоанн поэтому чуда тринадцатого Христова: не видел ученик любимый Христа затруднения и опасности (как мистер М. в рассказе писателя Лейбера Ф. не увидел беса).

Учитель для Иоанна был всегда Чудом большим, нежели любые творимые Учителем чудеса. А значит и зачем ему испытания смертельной опасностью?

И даже: для чего ему сама смерть, если он уже и при жизни — с Богом? «Его [Иоанна] увидев, Петр говорит Исусу: Господи! а он что? Исус говорит ему: если Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду [хочу, чтобы пребыл Иоанн до Моего второго пришествия], что тебе до того? ты иди за Мною. И пронеслось это слово меж братиями, что тот ученик — не умрет. Но Исус не сказал ему, что не умрет, однако: если воля Моя, чтобы он пребыл, покуда приду, что тебе до того»? (Ин 21:21—23)


Материал этой статьи представляет фрагмент новой книги Дмитрия Логинова «ЛОДКА ХРИСТА», готовящейся к публикации. Следите за новинками АВТОРСКОЙ СТРАНИЦы!

Поделиться с друзьями в соцсетях:

Written by Логинов Дмитрий on Июль 18th, 2021. Posted in Статьи

Tags: , , , , , ,

Trackback from your site.

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

наши авторы

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: