Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций: http://prazdniki.dolniy-lad.ru/kursy/ Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

Доказательство существования Бога

Доказательство существования Бога

© Алёна Селиванова

«Я есть. Я существую. А значит, есть и Бог». Когда я прочитала эти слова в одной из лекций по РСТ, то вспомнила, что когда-то очень давно писала нечто очень похожее в своем дневнике. Я нашла эту запись. Здесь мне 20 лет. Запись достаточно любопытная, и рисует, с каким багажом я пришла в эту жизнь, что идет в плюс, а от чего приходится до сих пор избавляться: «Прихожу к Богу и потом отворачиваюсь от Него. Опять играю в мораль. В то, что не мое. В ту мораль, которая мне ничего не дала и не может дать. И какие-то дальние сияющие отблески. Отблески Сущего. Мокрая кошка на голой земле. Это -я. Которая может все и тут же ничего не может. Раздираемая на части сама собой. Враг, безжалостный и ничего не прощающий – сама себе. Я – невозможна. Такая, как есть – здесь, и здесь — такая, как есть. Еще не вымерший птеродактиль среди млекопитающих. Если есть я, значит, есть и Бог, иначе меня не было бы вообще. Это – Божье чудо, Его прихотливая игра. И Он не бросил меня. Он любит таких – Своих странных детей. Он помогает мне. Только я почему-то отворачиваюсь. Сама удивляюсь своей неблагодарности. Дал – слишком много, и очень много не дал. Как — идти с таким грузом без того, что просто не дано? Как – обыкновенному человеку, без подпорок, взвалить на себя весь мир? Дал- жизнь, отнял — очень много. Вместо любви дал — смерть. Вместо друзей — Себя. Вместо дома в лучшем случае — келью, в худшем — мир. И думает, что после этого я буду любить Его!

Да, я Его люблю. Но, как и всех, кого люблю, почему-то отталкиваю от себя. И при всем этом — люблю Его больше всех. В любом лице. Люблю Бога — в людях. Люблю Его дыхание, иногда слышимое в нас. Люблю Его взгляд. Люблю Его жест. Люблю Его сон. Люблю Его всего, разлитого в нас. Люблю Его — для Кого Метагалактика — лишь искра. Люблю уже за пределом — по крайней мере, своим.

И мне будет стыдно показаться Ему на глаза. Он – единственный, Кто будет судить – кАк надо. И мне будет стыдно за свои навороты. Единственно — перед Ним.»

Сейчас я смотрю на этот текст со стороны. Как из другой жизни… И вспоминаю слова Андрея Белого из его статьи «Пути культуры»:  «Раз в истории «Я» поднимало свой подлинный голос; и это было»Я» Христа, христианство – религия самосознающего «Я».

Еще вспоминаю слова Августина Блаженного: «Бог нас создал для Себя, и наше сердце будет неспокойным, пока не успокоится в Нем»… И его же известное изречение: «Возлюби Бога и поступай, как хочешь»…

А вот как смотрит на проблему доказательства существования Бога наш современник Андрей Кураев. В статье «Доказательства бытия Бога» он пишет:

«Самый интересный аргумент — он называется «онтологическим» — говорит просто: Бога просто логически не может не быть. То есть сказать фразу «Бог не существует» значит сказать логическое противоречие, потому что признак «существовать» входит в логическое определение Высшего Бытия. … Скажете, так доказывать нельзя? И будете не правы. Есть три вещи, к которым приложимо такое доказательство. Во-первых — это я сам. Помните Декартово «мыслю — следовательно существую». Это как раз и было попыткой вопреки тотальному скептицизму и сомнению доказать, что хоть что-то действительно есть, а не привиделось мне (или какому-нибудь космическому Скитальцу) во сне. Если я сомневаюсь в существовании самого себя, значит, я уже существую, ибо если бы меня не было, некому было бы и сомневаться. Сказать «я не существую» — значит сказать абсурд, значит, я действительно есть. Во вторых, такой ход аргументации приложим к существованию как таковому. Сказать «бытие не существует» — также значит сказать нелепицу, а Бог есть Абсолютное Бытие и уж о Нем-то сказать «Абсолютное Бытие не существует» — это нелепица в бесконечной степени.

Как вы помните, Иван Бездомный … посоветовал отправить Канта на три года в Соловки. Столь суровую меру калининградский мыслитель заслужил в глазах советского поэта за свое «нравственное доказательство бытия Бога».

Кант начинает с уже известной нам посылки: ничто не происходит в мире без причины. Принцип детерминизма (т.е. причинно — следственных отношений) — это самый общий принцип мироздания. Ему подчиняется и человек, но в том-то и дело, что — не всегда. Бывают случаи, когда человек действует свободно, ничем автоматически не понуждаемый. Если мы скажем, что у каждого человеческого поступка есть свои причины – то награждать за подвиг надо не людей, а эти самые «причины», и их же надо сажать в тюрьму вместо преступников. Там, где нет свободы — там нет ответственности и не может быть ни права, ни нравственности. Кант говорит, что отрицать свободу человека – значит отрицать всю мораль…. Как бы ни влияли на меня окружающие обстоятельства или мое прошлое, особенности моего характера или наследственность – я знаю, что в момент выбора у меня есть секундочка, когда я мог стать выше самого себя… Есть секундочка, когда, как выражается Кант, история всей вселенной как бы начинается с меня: ни в прошлом, ни вокруг меня нет ничего, на что я смел бы сослаться в оправдание той подлости, на пороге которой я стою…

Значит, у нас есть два факта — 1) все в мире живет по закону причинности и 2) человек в редкие мгновения своей свободы не подчиняется этому закону. И есть еще один принцип: на территории данного государства не подчиняются его законам только те лица, у которых есть право «экстерриториальности» т.е. дипломатический корпус. Так вот, человек не подчиняется основному закону нашей вселенной. Это значит, что человек не является ее частью. У нас есть статус экстерриториальности в этом мире; мы – посланцы. Мы – послы иного нематериального мира, в котором действует не принцип детерминизма, а принцип Свободы и Любви. В мире есть Бытие, которое не подчиняется законам материи. Мы к нему причастны. В общем, мы свободны — а значит, Бог существует. Русский современник Канта – Гавриил Державин – пришел к такому же выводу в своей оде «Бог»: «я есмь, а значит, есть и Ты».

  • В воздушном океане оном,
  • Миры умножа миллионом
  • Стократ других миров — и то,
  • Когда дерзну сравнить с Тобою,
  • Лишь будет точкою одною;
  • А я перед Тобой — ничто.
  • Ничто! — но Ты во мне сияешь
  • Величеством Твоих доброт,
  • Во мне Себя изображаешь,
  • Как солнце в малой капле вод.
  • Ничто! — но жизнь я ощущаю,
  • Несытый никаким летаю
  • Всегда пареньем в высоты;
  • Тебя душа моя быть чает,
  • Вникает, мыслит, рассуждает:
  • Я есмь – конечно, есть и Ты!

Человек становится христианином не потому, что кто-то припер его к стенке доказательствами. Просто однажды он сам своей душой коснулся Святыни. Или — сам; или — как сказал один православный богослов: «никто никогда не стал бы монахом, если бы однажды не увидел на лице другого человека сияния вечной жизни».

Церковь не стремится доказать бытие Бога. Путь ее доказательств другой: «Блаженны чистые сердцем; ибо они Бога узрят». Так сказал Христос…»

Таково мнение Андрея Кураева.

Я думаю, главным  «доказательством» здесь является сам человек, в сердце своем встретившийся с Богом…

Одна из моих самых любимых молитв – ежедневная молитва святителя Филарета, митрополита Московского:

«Господи, не знаю, чего мне просить у Тебя. Ты един ведаешь, что мне потребно. Ты любишь меня паче, нежели я умею любить Тебя. Отче, даждь рабу Твоему, чего я сам просить не умею. Не дерзаю просить ни креста, ни утешения: только предстою пред Тобою. Сердце мое Тебе отверсто; Ты зришь нужды, которых я не знаю. Зри и сотвори по милости Твоей. Порази и исцели, низложи и подыми меня. Благоговею и безмолвствую пред Твоею святою волею и непостижимыми для меня Твоими судьбами. Приношу себя в жертву Тебе. Нет у меня другого желания, кроме желания исполнять волю Твою; научи меня молиться; Сам во мне молись! Аминь».

«Сам во мне молись», —  это всегда меня глубоко затрагивало и восхищало…

  • И кажется. разбилось что-то,
  • И рвется сердце пополам…
  • Свои шальные навороты
  • Господь приоткрывает нам.
  • Чтоб мы не думали, что счастье —
  • Даров кипучая струя…
  • Осколки вечности — мы части.
  • Но Бог во мне, и в Боге — я.
  • Чтоб мы не оставались частью,
  • Чтоб нам Иное показать,
  • Приходит Бог Своею властью
  • Земное сердце разбивать.
  • И из разбитого сосуда
  • Сияет Дух и Жизнь опять…
  • От вечности — ответом буду,
  • Она — во мне, я — в Ней сиять.

Алёна Селиванова, март 2017

Послесловие Дмитрия Логинова

Да, Всевышний Бог есть Бытие (абсолютное). Он есть Единое, полюсами (модусами) которого являются «я» и «мир». Они — то, что мы привыкли называть бытие (относительное). Они, именно, являются, то есть могут и… навляться (от слова «навь»), чтобы обновляться (правиться). Поэтому Русская Северная Традиция учит про явь-навь-правь.

Ты внутренне ощущаешь себя как «я«, а меня как часть мира внешнего. Но откуда бы взялась такая полярность и как бы двойственность (из нее частность, множественность), если бы не существовало Магнита в целом (Единого)?

Поэтому, если ты есть, то Бог-то уж точно есть! (Причем не только лишь есть как Мир, но и есмь как Аз: Он ЕСЬ — отсюда Отец Есь остяков.) Ибо что есть полюс если не образ (модус) бытия магнита?

Ведь не может же один из полюсов магнита появиться сам собой от противоположного независимо или быть порождением этого противоположного. (Отсюда, кстати, хорошо видна несостоятельность как материализма, так и солипсизма.)

Вышень, то есть Всевышний Бог, понимается в Русской Северной Традиции одновременно и как Сварог (Творец) и как Род (Отец). Так, впрочем, и в христианстве.

Есть положение северного ведизма, которое богословы, даже дружественные, недолюбливают. Сварог рождает Макошь. (Эллинами это было перенято у скифов как: Зевс рождает из головы Афину.) Макошь рождает пространства, миры, живое, людей, богов и… Сварога.

Нелепость — если с точки зрения детерминизма. Точнее — с точки зрения прозаического детерминизма. А если посмотреть с точки зрения причинности поэтической, то все лепо: поэт рождает поэму и по мере того как поэма эта рождает героев и темы в совершенстве все большем — она рождает и автора своего как поэта, именно.

Так исповедует и раннее христианство, хотя его язык более формализован: Бог Отец есть Причина самого себя — Он сам рождает себя (посредством чего тут уже не расписывается) — Он, в отличие от иных двух Лиц Троицы — Самобог.

Богословское понятие Самобог использовал Ориген. Он, анализируя Евангелие от Иоанна, заметил, что св. евангелист по отношению к Отцу употребляет «Ο Θεός», тогда как к Сыну просто «Θεός». Член «о» ставит перед словом «Бог» всегда, когда речь идет об Отце, о неопределимой Причине Всего, и всегда же опускает его перед словом «Бог», когда речь о Сыне, о Слове, Логосе.

Из этого Ориген делает вывод, что O Θεός Иоанна есть Самобог, т.е. Самосущий Бог, Нерожденный, Самоосновный. То есть O Θεός Евангелия надо понимать как Источник всякого Божества: он Отец, тогда второе лицо Троицы — Бог Сын — рожден Им.

Трудно не заметить РУССКО-греческую игру слов «Отец» и «O Θεός» (О-Теос). Созвучие очевидно (то есть — лучше сказать в данном случае — ушеслышно). Причем Ориген пишет: «именно форма подлежащего O Θεός указывает на тождественность Бога и Отца. Ибо Сын не О-Теос, хотя и Теос (Бог)».

Спишем опять на случайное совпадение? Или все же признаем, что евангелие от Иоанна (начинающееся цитатой из Гераклита, принявшего посвящение в скифской богословской школе в Голуни с именем Любомудр), было изначально предназначено по крайней мере в не меньшей степени для скифов, чем для эллинов?

Итак, Бог есть не только Виновник бытия (выражение средневековых схоластов), но и Самобытие. Так что если у кого-то нет Бога, то это значит: он сам не обладает бытием в полной мере («Твоя жизнь скудна, игемон!»).

Written by Алёна Селиванова on Март 11th, 2017. Posted in Статьи

Tags: , , , , , , , , , , ,

Trackback from your site.

Comments (7)

  • Логинов Дмитрий
    14.03.2017 at 12:09 пп |

    Прекрасное богословие! Автору статьи пора писать книгу. (Богословскую вослед за уже написанной и опубликованной книгой чудесных стихов «Глубинные леса«)

  • Алена Селиванова
    14.03.2017 at 6:06 пп |

    Спасибо,Дмитрий!

  • Владимир Толмачев
    Владимир Толмачев
    15.03.2017 at 6:21 дп |

    Большое спасибо, уважаемая Алена, за Вашу статью. Ваше искреннее изложение своего духовного опыта гармонично сочетается с изречениями Отцов Церкви, поэтическими строками русских мыслителей и рассуждениями современных богословов о фундаментальных вопросах христианского учения и может оказать добрую помощь многим русским людям, которые находятся в поиске своих Истоков. Думаю, будет статья интересна и людям, уже идущим по православному пути. А ваш поэтический дар только усиливает силу и проникновенность Ваших слов, затрагивающих самые глубины человеческой души.

    • Логинов Дмитрий
      16.03.2017 at 7:39 дп |

      Согласен. И добавлю: богословие Алёны напоминает богословие Льва Карсавина, переходящее в исповедь и поэзию. Основоположник такого направления — Григорий Богослов (не тот, который предостерегал: «богословствовать по-иудейски — постыдно», а Григорий Богослов Новый).

  • Егор Александров
    15.03.2017 at 2:18 пп |

    На вопрос-сомнение, а есть ли Бог, хочется всегда задать вопрос. А музыка есть? А есть ли поэзия? Рациональный ум музыку определяет, как совокупность звуков, а поэзию, как набор слов. Но «совокупность» и «набор» ни как не может стать твёрдым основанием в определении, что есть музыка, что есть поэзия.Только личное, глубинное переживание зрелого переживания сердечного восприятия. Зрелого, так как ум помещён в сердце.Тщетны доказательства существования Бога из рационального ума. Не требуется доказательств существования Бога любящему сердцу. Поддерживаю Дмитрия и Владимира в интересе к твоему дальнейшему творчеству. Любящее сердце и богословский ум. Ждём.

  • Алена Селиванова
    15.03.2017 at 9:55 пп |

    Спасибо,Владимир!

  • Алена Селиванова
    17.03.2017 at 10:50 дп |

    Спасибо,Егор! Да,все это пропущено через себя,если можно так сказать.Ум,смотрящий в сердце,падает (или взлетает)в глубину(или в высоту)…

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: