Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций: http://prazdniki.dolniy-lad.ru/kursy/ Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

ОСТАТЬСЯ ТАМ НАВСЕГДА

С Л А В Я Н С К А Я   В С Е М И Р Н А Я   А К А Д Е М И Я

Институт богословия Русской Северной Традиции СВА

—————————————————————————————————

Словен Милорадович

ОСТАТЬСЯ ТАМ НАВСЕГДА

В 2007 году мне случилось посмотреть фильм, который меня порадовал и ПОТРЯС. Это была документальная лента про Юрия Сенкевича, демонстрировавшаяся по первому каналу.

Радость вызвало то, что фильм оказался достойною данью памяти великого путешественника, прекрасного телеведущего, замечательного русского человека. Создателями переданы были масштаб и сложность, опасности совершённых Сенкевичем путешествий. Ведущие задушевно и много беседовали с родными Юрия, с его друзьями, сподвижниками…

Вот именно в беседах этих и проступил момент, что так поразил меня. Момент, которого ради пишу сейчас эту статью специально для «Вестника Института богословия Русской Северной Традиции СВА».

Ведущий спрашивал у всех родственников и друзей великого путешественника: скажите, а какая была у Юрия мечта самая сокровенная?

И каждый отвечал, по сути, одно и то же: более всего Сенкевич мечтал оказаться еще раз на некоем особенном горном плато в глухой Сибири. Причем не только желал совершить путешествие туда вторично, но и… ОСТАТЬСЯ ТАМ НАВСЕГДА.

Вот предыстория этой странной – для непосвященных – мечты исследователя. Проходя различными таёжными маршрутами Юрию доводилось, время от времени, слышать от местных рассказы о некой «святой горе»…

Не так, чтобы очень часто. Но эти байки, передаваемые людьми, живущими в разделенных огромными пространствами непролазной тайги поселках, – все совпадали между собой в деталях!

Такое не могло ни насторожить искателя, имевшего «нюх» и опыт. Ведь именно совпадение частностей при подобных обстоятельствах – верный признак, что сообщения представляют собою большее, нежели досужую выдумку.

«Консенсус», то есть вот эти самые совпадающие места в историях, был такой. Где-то на бескрайних лесных просторах Сибирского региона существует горное плато – высокое, неприступное и обширное. И долгие века на нем живут люди, пребывая практически отрезанными от всего остального, «нижнего» мира, изолированными от «прогресса цивилизации». И жизнь этих людей пронизывает всю неизменный, древний уклад…

Повествованиям не доставало конкретности, но тем не менее можно было из них почувствовать: обычаи… скажем так, «реликтовых людей плато» представляют какое-то подобие обихода легендарных гипербореев, свидетельства о жизни которых на Островах Блаженных оставили древнегреческие историки.

Возможно ли, чтобы существовала в наше время такая тайная гора, на которой бы вживую здравствовал Покон Древних Руссов? Ответ мог узнать лишь тот, кто сумел бы лично проникнуть на это плато.

Попасть туда… Эта задачка представлялась не менее трудной, может быть, чем ставила перед собой знаменитая Дэвид-Ниэль, странствуя по плоскогорьям Тибета и мечтая найти запретную в ее время для посещений Лхасу…

Реально ли подняться на плато? – спрашивал у таёжных жителей Сенкевич.

Практически никаких шансов, – ответствовали ему местные, – поскольку ведь даже с ними, «соседями», таинственные насельники неприступного плоскогорья общаются крайне редко и неохотно. Чего уж и говорить о визите пришлого незнакомца!

Тем более, что и вообще далеко не с каждым, пусть даже местным, они соглашаются иметь дело. Какая-то у них есть особая своя мерка, «знак», читаемый ими в людях, по коему они могут пустить к себе…

Сенкевич не отступал, зачарованный близостью необыкновенной тайны. И вот судьба улыбнулась: он смог оказать серьезную помощь одному из коренных жителей Тайги, который, как поговаривали, имел тот «знак». То есть был облечен доверием людей плато.

И тот отблагодарил путешественника. Замолвил за него слово, и… «высокие», после совещания и молитвы, согласились принять настойчивого исследователя.

Сыграла некоторую роль и его известность. Возможно, что другому так бы и не выдали тайну, но в данном случае посчитали: любимый и уважаемый по всей стране человек не может быть вероломным, злым.

Но даже и в таком случае предстоящий поход обусловили массой ограничительных обязательств. Сенкевич был должен взойти по секретной тропке один и без… нет, не «без оружия», как бывает в приключенческих детективах, – без фото- и кинокамер.

А также было взято слово с Юрия никогда и никому не рассказывать про некоторые определенные стороны жизни людей на плато. А также еще и потребовали обещать, что погостит он у них лишь несколько дней, не больше.

Последнему Сенкевич даже чуть улыбнулся: его интерес этнографа был велик, но вовсе не собирался он там, у этих «реликтовых людей», сколько-нибудь надолго задерживаться.

Это уже потом понял Юрий… почувствовал, по какой причине настаивали, чтобы заблаговременно дал он слово, что визит его будет краток.

И вот… он стоит на плато. Сенкевича поразили ненарушимые благостность и покой, пропитывающие все вокруг.

Подобное прежде случалось Юрию ощущать лишь в храме. И то – далеко не в каждом. И вовсе никогда на открытом диком пространстве… а, между прочим, величие и гармония первозданной природы были уж точно не в диковинку путешественнику! Он их любил безмерно, он постоянно любовался разнообразием их явления, но… ЗДЕСЬ чувствовалось и еще что-то – другое… большее.

И люди оказались месту под стать. Но трудно было даже найти слова в лексиконе современного человека, чтобы передать суть производимого ими впечатления.

Ведь, если посмотреть внешне, то – ничего особенного. ПОЧТИ ничего особенного…

Они употребляли только растительную пищу, никакую другую. Они хранили, прочно и невзначай, кроме того еще ряд обычаев, причем иные были неординарны весьма, но поражало даже не столько это.

А – чистота… или, лучше будет сказать, какая-то хрустальная прозрачность их жизни, напоминающая взгляд новорожденного ребенка… Она была необыкновенной… просто неописуемой!..

Что делало людей плато такими? Какая-нибудь особенная религия?

Нет, они отнюдь не выглядели религиозными. И трудно было бы их вписать в какую-либо конфессию. Ведь каждая из ныне здравствующих религий по-своему бы их обвинила, пожалуй, в несоблюдении того или же сего…

Но вот во Спаса – Христа – эти люди верили.

И верили в Него ПРАВОСЛАВНО. По крайней мере любое другое определение вряд ли передало бы суть отношения их к Нему…

Быт этих людей был прост. Они разводили коз, горных, которым тут было великое раздолье. Они никогда не убивали своих домашних животных, и вообще было полное впечатление: на этом плато от сотворения мира ни разу по вине человека не пролилась кровь.

Из шерсти коз эти люди ткали себе одежду. Из молока получали сыр, который сами не ели, а лишь обменивали у «нижних» только на те незамысловатые орудия, без коих затруднительно было бы вести неизменный в веках обиход на плато: на топоры, на иглы…

Все население тайной горы составляло тысячи две человек, не больше, которые обитали в нескольких небольших поселках. Никто из этих людей никогда не спускался вниз и не хотел сделать это.

Сенкевич убежденно свидетельствовал о том, что, по его впечатлению, все насельники плато «постоянно молились» (1 Фес 5:17), в точности выполняя завет апостольский. Причем это могла быть у них не только молитва-слово, но и продолжительная несколько-часовая молитва-песня… или же молитва-молчание, молитва-действие…

Во время пребывания на плато у Юрия не раз возникало чувство: Второе Пришествие совершилось – Христос живет сейчас где-то здесь, среди вот этих людей!.. Настолько были они постоянно светлы и благостны.

До слёз – по словам самого путешественника – ему не хотелось покидать это место! Он был готов оставить любимую работу и даже любимую семью! Не говоря уж о готовности распроститься навсегда с таким уровнем обеспеченности  материальной, который у Сенкевича наличествовал как у всемирной знаменитости, и мало еще кому был доступен у нас в советские времена.

И люди плато сочувствовали ему и плакали вместе с ним. Но все же не разрешили ему остаться. Поскольку «они молились, но не было разрешено им, чтобы у них он остался»…

И вот Сенкевич, этот профессиональный непоседа, прошедший континенты насквозь, избороздивший на маломестных парусниках океаны, – Сенкевич всю оставшуюся жизнь мечтал возвратиться когда-нибудь на это затерянное в Тайге плато и ограничить до конца дней своих размерами его место пребывания своего на Земле…

© Словен Милорадович, 2012

© Институт богословия РСТ СВА, 2012

————————————————————————————

От основателя и админа сайта: ПРИВЕТСТВУЕТСЯ воспроизведение данного текста и его тиражирование любыми способами. ПРОСИМ только не забывать указывать его автора и адрес этого сайта:

Словен Милорадович, http://svainstitute.ru

Если ты желаешь материально поддержать Институт богословия РСТ – перечисли деньги на счет 41001470897378 (платежная система Яндекс.деньги).

Великое в малом!

 

Written by Словен Милорадович on Апрель 27th, 2012. Posted in Статьи

Trackback from your site.

Comments (2)

  • 17.05.2012 at 8:06 пп |

    Потрясающая статья! Потрясающий человек! Это чудо, что информация об этом островке открылась людям в широком доступе! Значит не всё у нас потеряно, и сердце “ёкает”, когда читаешь эти строки, когда соприкасаешься с НАСТОЯЩИМ и БОЖЕСТВЕННЫМ!

  • Tamis
    09.11.2012 at 7:02 пп |

    Спасибо за сообщение, Словен! Сердце радуется, что есть еще такие места и такие люди. Думается — это не единственное «плато» в России. Но сердце «ёкает» еще и потому, что обнародование столь сакральной информации может привлечь и внимание недругов наподобие китайцев, вломившихся в тайную пещеру СОМАТИ.
    Но — Родные Боги не выдадут! Размечталась о НИХ..*)

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: