Институт богословия Русской Северной Традиции осуществляет, в рамках общей работы Славянской Всемирной Академии, следующие виды деятельности: Научно-исследовательскую. Ее результаты представлены в публикуемых нашими сотрудниками книгах, статьях, сообщениях на конференциях. Преподавательскую. Читаются курсы лекций: http://prazdniki.dolniy-lad.ru/kursy/ Проводится очное и заочное обучение. Общественную. Институт богословия РСТ является координатором общественного движения РОСТ, а также инициатором ряда проектов. Ведение, которое хранит Русская Северная Традиция, это фундамент, который уникален тем, что только на нем возможно реальное возведение единства в Духе ВСЕХ русских людей. Это Ведение на деле представляет собой отшлифованную тысячелетиями Русскую Идею – ту самую, которую, «изобретая велосипед», «ищут» патриотически настроенные силы России два последних десятилетия. Именно это Ведение представляет собой и предмет исследования, и метод работы Института богословия РСТ.

Солнечная птица иевусеев

Солнечная птица иевусеев, статья, © Дмитрий Логинов, 27.03.2017

Недавно минуло равноденствие. День сделался длинней ночи. Солнечное время теперь будет все более превосходить время темное. Все раньше станет кричать петух – символ нынешнего, 2017, года по восточному календарю.

Согласно Русской Северной Традиции петух это символ торжества яви. Он предвещает солнечный восход криком, распугивающим исчадий тьмы, нави. (Таков же символ герметиков. Прочитай наоборот имя Гермес — что будет? Семрег. Так пишется имя бога Семаргла в древнерусских рукописях. Ведизм есть исконный гнозис. Поэтому Абраксас герметиков имеет петушиную голову и в руке у него скифский щит и начертано на нем ЯВЬ, а в другой руке плеть, изгоняющая навей.) Характерная форма скифского колпака символизирует петушиный гребень. В русских сказках петушок золотой (солнечный) гребешок олицетворяет Чистую силу (светлую, обережную).

солнечная птица иевусеев

петух солнечная птица иевусеев герметизм

Апостол Петр, в помрачении (навь) отрекшийся от Христа, услышал петушиный крик, предваряющий восход солнца (явь) и покаялся. (Солнце Истины – так ранние христиане обыкновенно величали Христа. Святой равноапостольный Константин Великий В ЗНАК СВОЕГО ХРИСТИАНСТВА носил золотое изображение солнца.)

Старообрядческое Евангелие: «он же рече ему: господи, с тобою готовъ есмь и в темницу и на смерть ити. глаголю ти, пете, не возгласитъ петель днесь, дондеже трикраты отвержешися мене». В никонианской — синодальной — редакции: «Петр отвечал Ему: Господи! с Тобою я готов и в темницу и на смерть идти. Но Он сказал: говорю тебе, Петр, еще и петел не пропоет сегодня, как трижды ты отречешься от Меня» (Лк 22: 34,35). Тут, вроде, никониане ничего и не исказили особенно, только вот русская игра слов — теряется.

Ехидничает[1] по поводу этого места из Евангелия известный иудейский писатель Михаэль Дорфман: «…Помянуть петуха в Иерусалиме, когда и Мидраш и Мишна утверждают, что пока в Иерусалиме стоял Храм, то в городе запрещалось разводить домашнюю птицу!! Падающий на землю птичий помет осквернял левитов и лишал их ритуальной чистоты! Еврейское общество в те времена относилось к вопросам ритуальной чистоты значительно серьезней, чем сегодня. Примерно, как мы в наше время принимаем всерьез заверения гигиенистов о том, что если не помоешь руки перед едой, то обязательно влипнешь в неприятности со своим здоровьем» (Дорфман М., Суббота в Иерусалиме. Michael Dorfman’s Essentials, 2008)!

Христофобы с удовольствием вторят иудейскому авторитету на форумах в интернете.

Например, некто Masha (такой ник): «конечно никаких петухов там не было! Это только славяне обожествляют свою солнечную птицу, чтобы она им предвещала восход. А в Иерусалиме не было петухов. Это разве что в Египте тогда могли б или еще там какие-нибудь язычники»!

Также и некий ank20092: «Испокон века не было в Иерусалиме петухов! Это была запрещенная для евреев Иерусалима птица. Только в наши дни в армянском патриаршем подворье, видимо, в подтверждение евангельского «свидетельства» завели петуха, который своим одиноким кукареканьем только указывает на нелепость евангельского слова»!

Что можно сказать столь невежественным хулителям евангельского слова? Одно лишь: сначала бы хоть свое-то священное слово почитали, а уж потом бы хулили чужое святое благовествование! Не читают, видимо, эти христофобы собственный свой Танах (священное писание древних евреев, греческий перевод которого представляет Ветхий завет).

Ветхий завет, книга Навина: «Но Иевусеев, жителей Иерусалима, не могли изгнать сыны Иудины, и потому Иевусеи живут с сынами Иуды в Иерусалиме даже до сего дня» (Нав 15:63).

Книга Судей, ветхозаветная же: «Но Иевусеев, которые жили в Иерусалиме, не изгнали сыны Вениаминовы, и живут Иевусеи с сынами Вениамина в Иерусалиме до сего дня» (Суд 1:21).

Так именно! Правду — в данном случае — глаголет Ветхий завет. Ибо здесь и Новый в полном согласии с ним: «Бог поругаем не бывает» (Гал 6:7)! Евреи во времена Давида захватили Град Божий, но, тем не менее, основатели-то сего Града — иевусеи — чудом продолжали веками жить в пределах его бок о бок с этими кровожадными захватчиками даже и до времен Христа. (А ведь в других городах, захваченных иудеями, все местное население всегда истреблялось поголовно и даже вместе с животными – смотри Библию: 2 Цар 12:31; Нав 6:20 и т.д.) Итак, во времена Христа в Иерусалиме жили иевусеи. Да и позднее – после того, как потомки захватчиков Града Божия были рассеяны римским императором Титом Благословенным из Иерусалима и вообще из Палестины всей.

Итак, основатели Иерусалима иевусеи — они продолжали жить в нем и во времена Христа. И, видимо, в немалом количестве – коли уж захватчики святого Града вынуждены были в своем священном писании дважды поминать этот факт. (И даже продолжал существовать В Иерусалиме храм иевусеев по чину Мелхиседекову. Именно в него — а не в иудейский — была на самом деле введена Богородица. Это можно видеть из текста икоса третьего акафиста Введению во храм Пресвятой Богородицы, см. статью Лады Виольевой /2014/. Еще священник Александр Мень доказал: в иудейский храм ни при каких обстоятельствах не могла быть введена женщина.)

Часть Иерусалима оставалась иевусейской даже и в течение веков оккупации. Отсюда и обилие в Иерусалиме свастик – исконного славяно-скифского символа, находимого археологами. Об этнической принадлежности иевусеев см. книги Михаила Новикова-Новгородцева. Об иерусалимских дохристианской эпохи крестах и свастиках говорится подробно в книге доктора исторических наук Юрия Петухова «Подлинная история русского народа» (см. Приложение).

И вот это именно иевусеи — в основном — приветствовали вход Господень в Иерусалим и кричали Христу «Осанна!», размахивая пальмовыми ветвями. Городом пальмовых ветвей звался Иерихон, который и еще раньше, чем Иерусалим, был захвачен древними евреями, истреблен и даже разрушен до основания, и проклят иудейской магией, чтобы никогда больше ничего не строили на месте его, но… восстал, как Феникс из пепла.

Феникс. Финист. Ясный — огненный — сокол. Символ торжества яви. Знаю современных герметистов, которые утверждают: это торжество символизировалось во времена Гермеса не соколом, а петухом:

солнечная птица иевусеев гермес петух

Так оно или иначе, а солнечная птица иевусеев – петух – жила в Иерусалиме с ними. Этот голосистый поклонник солнца и яви закричал во дворе кого-то из иерусалимских иевусеев и – очнулся от внутренней своей нави, сатаной наведенной, апостол Петр!

Кто-то скажет: а может – не в иевусейском дворе, а в хозяйстве римлянина? Но вероятность подобного минимальна. Из римлян ведь в Иерусалиме жил тогда мало кто. Ну разве — свита прокуратора Понтия Пилата. Как думаете — стал бы прокуратор заниматься разведением кур? Едва ли. Но если бы даже и завел такое хозяйство — так нанял бы, скорее всего, тех же иевусеев.

И вовсе никакой вероятности – как доказали то сами христофобы (см. выше) – чтобы петух тот из Евангелия принадлежал иудею. Смотрим, опять же, ветхозаветную книгу Екклесиаста: «В тот день, когда задрожат стерегущие дом и согнутся мужи силы; и перестанут молоть мелющие, потому что их немного осталось; и помрачатся смотрящие в окно и запираться будут двери на улицу; когда замолкнет звук жернова, и будет вставать [иерусалимский еврей] по крику петуха и замолкнут дщери пения» (Еккл 12:3,4). То есть: возможность, что иерусалимские евреи будут разводить петухов — поставлена ветхозаветной книгою в один ряд с наивеличайшими бедствиями!

Итак, ЕСЛИ БЫ Христос был еврей или даже «еврейский раввин» (фантазия Михаэля Дорфмана) – то, уж конечно, НЕ СТАЛ БЫ в Иерусалиме еврей тот говорить евреям же про крик петуха! А Христос говорил. Причем не только тогда Петру, а еще: «бодрствуйте, ибо не знаете, когда придет хозяин дома: вечером, или в полночь, или в пение петухов, или поутру» (Евангелие от Марка, 13: 35). Потому что это говорил галилейский Скиф — галилейским скифам же, родичам иевусеев.

Кстати, созвучие Петр — Петя — петь — петел (древнерус. и церковнослав. – петух) слышимое в «глаголю ти, пете, не возгласитъ петель днесь», возможно только на древнерусском. Так что и это место из Евангелия есть еще одно подтверждение тому, о чем говорится в статье академика СВА Ирины Чутчиковой: Евангелия были впервые произнесены на языке древнерусском (скифском, если по Соболевскому). Ирина права — немало весьма в Евангелии таких мест, где слов созвучная игра возможна только на русском. И что же, места все эти — они так вот в Евангелии все «случайно» встречаются?

Святитель Иоанн Златоуст в Толкованиях на Евангелие от Матфея замечает: «Христос говорит ученикам: по воскресении же Моем варяю вы в Галилеи (предварю вас в Галилее). Потому и сказал: в Галилеи, где иудеев нет, чтобы, освободившись от страха иудеев, они поверили Его словам. Потому же Он и явился там. Пишет Матфей: «Отвещав же Петр, рече: аще и вси соблазнятся о Тебе, но аз никогда же соблажнюся. Тогда говорит им Исус: все вы соблазнитесь о Мне в эту ночь, ибо написано: поражу пастыря, и рассеются овцы стада. Петр сказал Ему в ответ: если и все соблазнятся о Тебе, я никогда не соблазнюсь. Исус сказал ему: истинно говорю тебе, что в эту ночь, прежде нежели пропоет петух, трижды отречешься от Меня. Говорит Ему Петр: хотя бы надлежало мне и умереть с Тобою, не отрекусь от Тебя».

Что ты говоришь, Петр? – восклицает затем св. Иоанн Златоуст. Пророк сказал: разыдутся овцы. (Кстати, какой пророк? Захария? У него единственного есть похожее что-то среди ветхозаветных книг. Но Захария говорит ПОРАЗИ. Почему бы Христу не процитировать в точности? А вот в Махабхарате и Велесовой книге на эту тему встречается, именно, ПОРАЖУ. – примечание Д.Л.) Христос подтвердил сказанное, а ты, Петр, говоришь, нет? Разве тебе не довольно того, что случилось прежде, когда ты говорил: будь милостив к Себе (Матф. XVI, 22) – и был обличен? Христос попускает пасть Петру для того, чтобы научить его во всем повиноваться Ему, и определение Его почитать вернейшим собственного суждения. Да и прочие получили не мало пользы от его отвержения, познавши немощь человеческую и истину Божию. Когда сам Бог предсказал что-нибудь, то не должно уже оспаривать этого, и восставать против этого. [Тем более — сравнивая себя с другими.] Хваление, говорит апостол, ты будешь иметь в себе, а не во инем (Гал. VI, 4). Надлежало бы молиться и говорить: помоги нам не разлучаться; а он надеется на самого себя и говорит: аще и вси соблазнятся о Тебе, аз никогда же, – т. е. хотя бы все потерпели это, но я не потерплю, – что мало-помалу приводило его к гордости. Желая удержать его от этого, Христос и попустил отвержение. Так как Петр не внимал словам ни Христа, ни пророка (хотя Христос для того и привел свидетельство пророка, чтобы ученики не противоречили), то он научается уже самим неуспешным ходом своих дел. А что Христос попустил Петру отвергнуться для того, чтобы исправить в нем этот порок, – послушай, что Он говорит: Аз же молихся о тебе, да не оскудеет вера твоя (Лк 22:32). Это сказал Он для того, чтобы сильно тронуть его и показать, что его падение требует большой помощи. В самом деле, здесь было два преступления: во-первых, то, что он противоречил, во-вторых, то, что ставил себя выше других; или лучше сказать, было и третье преступление — то, что он все приписывал самому себе. Итак, для уврачевания этого Христос и попустил падение; и потому, оставивши прочих, обращается к Петру: Симоне, говорит Он, Симоне, се сатана… (Лк 22:31). Аз же молихся о тебе».

Приложение

Из книги доктора исторических наук Юрия Петухова (с незначительными сокращениями):

«…Первичное название Иерусалима (Ершалайма) – Ярус. Этот топоним существовал за многие тысячелетия до того, как семиты трансформировали его в Ершалайм. В слове Я-рус мы видим сочетание двух слов «ярии-арии» и «русь». Сама трансформация из индоевропейского в семитский «русь» – «рш» (др.иврит оперировал в основном согласными) закономерна – семиты знали русов как «народ рош». (Иерусалиму многие тысячелетия и у него было много имен. Предание Русской Северной Традиции сохранило среди них и такое: Ярус. Оно приводится в книге о Яре, Арии Гиперборейском, праотце русских родов /М., Амрита-Русь, 2016/, в главе о новоярах – примечание Дмитрия Логинова.)

Город русов Ярус (Иерусалим) существовал во времена Ярихо (Иерихона). Это — археологический факт, поэтому мы и упоминаем о нём в данной главе. Но подробных данных о быте жителей Яруса у нас нет, раскопки на месте протогородища практически невозможны, так как над ним ныне стоит множество христианских и мусульманских святынь — это территория «старого города» Иерусалима.

Но никаких сомнений в том, КТО были эти жители древнего Иерусалима – в тысячелетия до его захвата евреями – у нас нет. В Археологическом Музее Иерусалима, в Музее Рокфеллера в Иерусалиме и т.д. — хранятся сосуды, фигурки, мозаики… украшенные СВАСТИКОЙ. Показывают их, правда, только специалистам. Свидетельствую наличие множества этих свастичных артефактов как специалист-историк, как очевидец, лично и на месте изучавший собрания всех ведущих музеев Ближнего Востока (как и Европы). Свастика – неотъемлемая часть земной культуры и характерный духовный знак-символ русов-индоевропейцев. Даю лингвистическое, этимологически-смысловое и знаковое значение двух важнейших символов русов: креста и свастики.

КРЕСТ есть совокупность корневых основ «крс» + «ст». «К-рс», как мы уже знаем, это сопричастность «к» к «рс-», то есть – «крас-ивый, хорош-ий, крас-ный-русый-свой, рус-ский, светлый, чистый». «Ст-» – «устойчивость, стояние, твердость, незыблемость, опора, твердыня, устой». «Крс» + «ст» = «крест» = «светлый, хороший, красивый, свой, устойчивый-твердый» или, более образно, «устой светлого-своего-хорошего-русского», «твердыня-оплот своего-светлого-хорошего-чистого».

«Красное солнышко» всегда доброе, хорошее, красивое, своё. Знак Хорса (крс-») – солнца – крест.

Крест – оберег ото всего злого, чужого, темного, нехорошего, несвоего, нечистого, нетвердого-зыбкого и для рода русов-индоевропейцев – «нерусского». Крест есть величайший магически-сакрально-традиционный знак-символ-образ русов-индоевропейцев, существующий десятки тысячелетий и естественно перешедший из индоевропейского ведизма в индоевропейское христианство (Православие).

Крест — символ Рода-Сварога и Христа. «Христос» – теоним, имеющий русский корень «крст-хрст» и поздне-«греческое» (из русского звательного «Христо») окончание «-ос».

СВАСТИКА есть катящийся по небу, движущийся крест-солнце. (Знак сияющей Птицы-Сва, Матери-Сва, о которой многажды говорит Велесова книга – примечание Д.Л.) «Свастика» = корневая основа «свт» + корневая основа «ст-» и суффикс-окончание «-ика». «Свт» – есть «свет, светлый, свят, святой» (свет, обретающий сакральность, святость, как, пример, «день»= «део» – «день-бог»). «Ст-» – есть «устойчивость, стояние, твердость, незыблемость, устой, твердыня, оплот». «Сваст-ика» – «святая-светлая твердыня-оплот». Свастика появляется позже креста, когда русы-индоевропейцы осознают, что и движущееся светлое, святое, хорошее, доброе начало (как Хорс-солнце) может быть незыблемо, неостановимо, спасительно устойчиво в своём движении. «Свастика» – «устой-основа святости-Света», «катящаяся по Небу твердыня светлого-святого». Свастика – образ сложный и ёмкий, исходящий из образа креста и связанный с ним. Свастика – есть крест, обретший в движении по Небу небесную святость.

Русы-индоевропейцы, как и русы-бореалы, исконно знали, что крест и свастика – это своё, светлое, доброе, святое. Они верили, что крест и свастика защищают их от зла и нечисти. И потому ставили эти свои обережные знаки на домашнюю утварь, сосуды, орудия труда, оружие, вышивали их на одежде, рушниках, украшали ими стены домов и т.д.

Русы Самарры видели свои символы особенно образно. Настолько образно, что даже спустя семь с половиной тысячелетий их свастики поражают нас своей красотой и естественностью.

Но уже вслед за этим взлётом мы начинаем прослеживать на Ближнем Востоке (не везде, сначала местами) и характерный упадок. Исследователи, в том числе и упоминавшийся Дж. Мелларт, связывают этот упадок с приходом неких кочевых или полукочевых племен. С этим следует согласиться.

С 12-го по 8-е тысячелетия до н.э. русы-индоевропейцы прошли социальный путь от племен, родов и союзов племен к ранним предгосударственным или государственным образованиям, какие мы встречаем в Иерусалиме-Ярусе, Иерихоне-Ярихо, Бейде, Хирокитии. Несмотря на то, что единого государства русов-индоевропейцев на всём Ближнем Востоке к 8-7 тыс. до н.э. не сложилось, все роды-сообщества русов, на территории Малой Азии, Палестины, Ливана, Сирии, Северного Ирака, предгорий Загроса и прилегающих областей были объединены одним родным общим языком (ранним праиндоевропейским), одной общей материально-производственной культурой, одними общими духовно-религиозными культами и традициями (общей системой верований, обрядов, ритуалов и обычаев). Данный феномен – единой стройной и гармоничной общности вне рамок единого государства – мы затем встречаем у русов на протяжении всей истории: от русов Палестины, Месопотамии, Этрурии-Венетии, Скифии, Скандинавии, Норика до русов-славян (поляне, древляне, кривичи и т.д.). То есть: в отсутствии явно выраженной внешней агрессии русы-индоевропейцы империй не создавали, довольствуясь культурно-языковой общностью и отсутствием границ учитывая неразрывную культурно-духовную целостность русов-индоевропейцев основного этно-культурно-языкового ядра суперэтноса на всём пространстве Ближнего Востока, являющегося их непосредственной первичной прародиной, заселённой еще их предками прарусами в течение тысячелетий. Это дает нам право (и обязанность) называть Палестину времен основания Иерусалима (Яруса) и Иерихона (Ярихо) – древней Ближневосточной Русью».

Из книги Юрия Петухова «История русов. Подлинная история русского народа», М., 2000.

[1] Не удивительно, что ехидничает. Еще Иоанн Креститель (Мф 3:7) — как и сам Христос (Мф 12:34) — называл иудеев «семя ехидны».

Written by Логинов Дмитрий on Март 27th, 2017. Posted in Статьи

Tags: , , , , , , , ,

Trackback from your site.

Comments (1)

  • Владимир Толмачев
    Владимир Толмачев
    03.04.2017 at 9:02 дп |

    Хочется, дорогой Дмитрий, дополнить созвучия слов «Петр – Петя – петь – петел (древнерус. и церковнослав. – петух)», содержащихся в библейских текстах, где петух выступает символом духовного бодрствования, еще и примерами из говоров и языков северных народов, в культуре которых сохранились многие древние смыслы, подчеркивающие в названии этой солнечной птицы торжество яви и лишний раз подтверждающие изначальность Русской Северной Традиции. Так, в поморских говорах существуют слова «петаться» («силиться», «усиливаться») и «петка» («усиление», «напряжение»), в коми-пермятском – «петны» («всходить, взойти»), в коми-зырянском ¬– «петём» («исток», «происхождение», «начало»), а также «петук» («петух»).

Leave a comment

ЗАПОЛНИТЕ КАПЧУ. ПОДТВЕРДИТЕ, ЧТО ВЫ НЕ РОБОТ!!! *

наши авторы

Вход / регистрация

Укажите свой email address, получайте новые статьи на почту: